Диалектная лексика

Если рассматривать лексику с точки зрения широты ее употребления, то можно выделить два неравных пласта. Первый из них составляют общенародные лексические единицы, второй включает единицы, связанные в своем употреблении с определенной территорией или социальной средой.

К общенародной лексике принадлежат словарные единицы, употребляемые всеми слоями носителей русского языка. Без них национальный язык просто не мог бы состояться. Они являются не только общеупотребительными, но в большинстве случаев наиболее употребительными, хотя по частоте употребления, как уже говорилось, делятся на активные и пассивные. Общенародные слова могут употребляться во всех функциональных стилях, иметь самую различную стилистическую окраску, заключать любую эмоциональную оценку, но все же основную их массу составляют нейтральные лексические единицы. Приведем примеры общенародных слов, причем относящихся к самым употребительным: новый, самый, человек, люди, первый, рука, жизнь, надо, очень, день, хотеть, видеть, сейчас, здесь, должен, работа, думать, глаз, страна, земля, мир, свет, пойти, наш, сила, народ, место, дать, стоять, вода, вопрос.

По широте употребления общенародным словам противопоставляются прежде всего диалектные слова. Диалект — разновидность национального языка, которая имеет общенародную основу и в то же время некоторые фонетические, лексические и грамматические особенности и используется частью носителей языка, проживающих на определенной территории или образующих определенную социальную группу. Диалекты делятся на территориальные и социальные, причем по традиции первые обычно называются диалектами (без добавления определения территориальные), а вторые — жаргонами. В отечественной литературе термин диалект нередко употребляется как синоним терминов наречие и говор. Дело в том, что диалектное членение русского языка довольно сложное и при его описании используют именно последние термины, которые более точно передают картину территориальной дифференциации диалектов. Согласно современному представлению основными единицами территориального членения русского языка являются северновеликорусские и южновеликорусские наречия, между которыми включают несколько групп говоров — минимальных единиц диалектного членения языка.

Бо́льшая часть языковых черт диалектов любого уровня является общенародной, т.е. имеет общенародную основу. Однако в той или иной степени им присущи также местные особенности — фонетические, грамматические и лексические. Приведем пример частушки, записанной на территории Псковщины:

Цайник менный, цай душистый,

Кипяцоная вада.

Кто маво цвятка полюбя,

Таму цыстая бяда.

Здесь можно заметить прежде всего особенности местного произношения: яканье — произношение в 1-м предударном слоге после мягких согласных [ʌ] на месте [э] (цвятка, бяда); цоканье — произношение [ц] на месте [ч] (цайник, цай, кипяцоный, цыстая); грамматические особенности: редуцированная форма 3 л. ед. ч. глагола (полюбя вместо полюбит); лексические — слово цветок в значении возлюбленный. Такие слова, употребление которых ограничено определенной территорией, свойственно определенному диалекту, называются диалектизмами. К ним могут быть отнесены составные наименования: беговая лошадь, белка-летяга, брат-с-сестрой, ванъка болотный (последние два — названия растений).

Лексические диалектизмы искони свойственны русскому языку вследствие сложных путей его развития, иноязычного окружения русского населения, распространения на обширной территории, отдельные регионы которой по причине феодальной раздробленности Древней Руси были слабо связаны между собой. Например, исследование Псковской летописи выявило три группы лексических диалектизмов по широте их распространения:

  • 1) псковизмы: заворонити — закрыть, заганивати — бранить, зобница — единица измерения, лавица — улица, район, нонма — теперь, обруб — округ, перечина — противоречие, потерети — потравить, потревожить, чхота — пакость, шерупа — скорлупа;
  • 2) псковско-новгородские (северо-западные): буй, буевище — урочище, губа — округ, заворити — загородить, запечататися — запереться, знатьба — знак, знатьбый — содержащий примету, исад — рыбачий поселок, рыболовное угодье, копитися, скопитися — собраться, оттуга — облегчение, покрутити — снарядить, скру- титися — снарядиться, полулето — середина лета, рагоза — ссора, рубитися, порубати, порубитися, садник — приусадебный участок, свадебницы — время свадеб, четвертка — мера сыпучих тел;
  • 3) северо-западные, западные и южные: влягоми — время, близкое к полуночи, ворклетися — обещаться, отынити — огородить, попастися — побояться, своятство — собственность.

Эти данные, почерпнутые всего в одном письменном источнике, свидетельствуют о сложности генезиса словарного состава древнерусских диалектов, о сравнительно большом количестве в них местных слов, о различной степени распространения последних в соседствующих и несоседствующих группах говоров.

В XIX—XX вв. усилиями многочисленных исследователей русских народных говоров собрано огромное количество (сотни тысяч) лексических диалектизмов. Уже в середине XIX в. были опубликованы основополагающие собрания местных слов: "Опыт областного великорусского словаря" (1852), "Дополнения" к нему (1858) и "Толковый словарь живого великорусского языка" В. И. Даля (1863—1866).

Собранные поколениями ученых материалы позволили сделать интересные выводы о типах, форме, структуре, составе, рапространении и употреблении лексических диалектизмов.

По своему типу выделяются прежде всего собственно словарные диалектизмы, которые с учетом их морфемного состава и фонемных отличий делятся на следующие подгруппы:

■ слова, корни которых отсутствуют в литературном языке: баркан — морковь, клан — отрезок бревна, онки — коридор, зень — пол, пуня — сарай, пятры — настил, рундук — крыльцо, рей — овин, гантай — шнурок, чуни — лапти из веревок, ферези — юбка;

■ слова, имеющие общий с литературными словами корень, но отличающиеся аффиксами и значением: кубач — сноп соломы, осыпка — зерновые отходы, ранина — земля, вспаханная весной под озимые, боронка — лошадь на втором году, седуха — кура- наседка, залобок — фронтон;

■ слова, имеющие общенародные корни, одинаковые с литературными синонимами значения, но разные аффиксы: сгорода — изгородь, валенец — валенок, месик — месяц, жихарь — житель, малец — мальчик, куплять — покупать, сумлеваться — сомневаться, болько — больно, видко — видно, давень — недавно;

■ слова, имеющие отличия в звуковом оформлении по сравнению с литературными синонимами, причем эти отличия связаны не с системными нарушениями орфоэпических норм типа вясу, вяду; цай, цайник, затрагивающими практически бесконечные ряды слов, в которых имеются соответствующие позиционные или исторические чередования. Речь идет об отличиях, возникших в результате действия различных фонетических процессов, которые нашли отражение во внешнем облике слов, однако только единичных. Например, под действием отпадения или прибавления начальных гласных и согласных звуков пропали в народных говорах такие слова, как огурец, огород; льняной, вторник, а появились диалектизмы гурец, гарот; альняной, авторник. Вследствие перестановки звуков в словах домовой, разве появились модовойу равзе. Как итог развития на месте древнего [ъ] звука ['э], а не [и] в слове вихорь возникло вехорь. Диалектные слова петь — пять, грезь — грязь, племенник — племянник отличаются от соответствующих литературных одной фонемой и т.д. Такой процесс изменения звукового облика слова под влиянием каких-либо фонетических явлений, не связанных с нарушением орфоэпических норм, называют лексикализацией. Лексикализация относится к нерегулярным фонетическим явлениям.

Кроме словарных диалектизмов выделяются еще семантические — общенародные слова, приобретшие в диалектах особое значение. Например: бабка — вид копны, крыло — отвал в плуге, потолок — чердак, грибы — губы, трус — кролик, петушокгриб-масленок, упряжка — часть рабочего дня, простой — открытый, пахать — подметать, орать — пахать, страдать — смеяться, веселиться.

Еще один тип диалектизмов — фразеологические. Например: алдыром пить, хлебать — жадно, большими глотками; андроны едут, поехали — о чем-либо вздорном, о небылице; блёмбу дать — сильно ударить по уху; блеклая трава — родовое название растения семейства крестоцветных.

Тематически диалектные слова весьма разнообразны.

Так, наиболее употребительные в современных псковских говорах диалектизмы могут быть разделены на следующие группы:

— названия, связанные с полеводством: аржанище — поле после уборки урожая, бабурка — сноп, грабить — сгребать (о сене), жито — ячмень, килоса — вид копны, косуля — плуг, оденье — стог, осыпка — зерновые отходы, пёлы — мякина, редел — приспособление для сушки клевера;

— названия, относящиеся к скотоводству и птицеводству: боронка —лошадь по второму году, килун — хряк, кладыш — кастрированный баран, лоншина — одногодовалая лошадь, петун — петух, пороз — баран-производитель, седуха — кура-наседка, сежня — насест, ярушка — неягнившаяся овца;

— названия, связанные с огородничеством: баркан — морковь, булъба — картофель, ведильё — ботва, калика — брюква, мятина — ботва картофеля, шамок — слабый кочан капусты;

— термины рыболовства: облетень — блесна, ризец — вид рыболовной снасти, сикуша — приспособление для ловли рыбы подо льдом, тенето — сеть для рыбной ловли;

— термины различных ремесел: буравец — сверло, важить — катать валенки, драчка — гребень, щетка для очесывания льна, карзать — расчесывать лен, карзы — приспособление для расчесывания льна, кевца — челнок в ткацком станке, клевец — молоток для отбивки жерновов, кужель — приготовленный для пряжи лен, тесла — топор для выдалбливания желобов, точиво — холст;

— названия построек и их частей: бабурка — место в русской печи, куда сгребают золу, заборка — перегородка, завал — насыпь вокруг жилого дома для его утепления, задворок — пристройка к хлеву, залобок — фронтон, засек — закром, зенъ — пол, истёпка — подвал, кроля — крыша, облипок — подоконник, онки — коридор;

— названия одежды и обуви: валенец — валенок, ветрянка — кофта, блузка, гантай — шнурок, гашник — пояс, гунька — пеленка, деница — рукавица, исподка — варежка, камаши — ботинки, катанки — валенки, набойник — юбка, погалёнки — чулки без пяток, солпа — штанина, ферези — женское платье, юбка;

— названия посуды: горлан — кувшин, долбёжка — корыто, квасник — бочка из-под кваса, корец — ковш, латка — миска, муравлёшка — глиняная чашка, ряшка — кадочка, шабайка — банный ковш;

— названия продуктов питания: бабахи — мучные изделия, барканник — пирог с морковью, драчёна — запеканка, дрянина — нежирное мясо, кокора — лепешка, сыта — подслащенная вода;

— названия домашней утвари: бобка — игрушка, гилёк — умывальник, клюка — кочерга, печайник — сковородник, постельник — простыня, пузырь — ламповое стекло, серянка — спичка, шарок — бубенчик;

— названия средств передвижения: дровянки — санки, камьи — особого устройства плот, лодка, лемега — телега, озадки —двухместные санки со спинкой, рогуля — двухколесная телега;

— названия явлений природы: болочина — туча, облако, вир — омут, гвер- ста — песок из мелкозернистого гранита, донник — осевший ледяной пласт, залок — рассвет, заря, кипун — родник, круча — овраг, лядина — молодой кустарник, лесок, омшара — мшистое болото, падара — буря, халипа — дождь со снегом;

— названия дикорастущих растений: блица — гриб, бредина — мелкий кустарник ивняка, верес — можжевельник, глажи — морошка, гоноболь — голубика, журавина — клюква, киселка — щавель, молочник — одуванчик, попутник — подорожник, деряга — плаун;

— названия животных, птиц, рыб: векша — белка, дергач — коростель, ка- лист — аист, кошняк—ласточка, мень — налим, пекель — бабочка, сикляха — муравей, щебёра —лещ, юрлак — щука-самец;

— прозвища, клички: большуха — хозяйка в доме, дроля — ухажер, облоед — обжора, побираха — нищий, побратим — любовник, посак — озорник, хулиган, посёстра — любовница, приятка — возлюбленный, -ая, товарка — подруга;

— названия признаков, качеств: благой — плохой, гаяный — путаный, каляный — твердый, грубый, кутный — корневой (о зубе), леной — ленивый, простой — открытый, рахманный — тихий, смирный, слизкий — скользкий, читый — трезвый;

— названия действий и состояний: баить — разговаривать, блыкаться — ходить без дела, вередиться — надрываться, грезить — пакостить, навыреть — привыкнуть, стеряться — испортиться;

— названия признаков действия, качества: вгул — громко, гораже — сильнее, давень — недавно, дубом — стоя, вертикально, дюже — очень, млявно — томно, жарко, нагдысь — недавно;

— слова, выражающие отношения между понятиями: веста — наверное, гли — около, намест — вместо, покуль — пока, потуль — до тех пор, промеж — между и т.д.

Указанными группами слов и названиями не исчерпывается активно употребляемая сельским населением Псковщины местная лексика. Это лишь малая толика словарного состава псковских говоров, записанная во 2-й половине XIX в. Но и приведенный материал показывает, что диалектизмы представляют собой главным образом названия, связанные с сельскохозяйственным производством, окружающей природой и крестьянским бытом, означающие предметы и явления, признаки и процессы, которые играют в жизни местного населения наиболее существенную роль.

Конечно, в речи носителей народных говоров встречается достаточно много лексических диалектизмов, и не только у пожилых людей, но и у молодежи, даже школьников. Сами условия сельской жизни, особенности деревенского труда и быта предопределяют нередко чрезмерное употребление диалектизмов в речи сельчан. И все же будущим школьным учителям и другим представителям интеллигенции, работающим на селе, по возможности следует и самим воздерживаться от употребления местных слов, и предостерегать, по крайней мере молодежь, от их употребления, особенно при наличии литературных слов с тем же значением.

Другое дело художественная литература. Нет писателя, повествующего о деревне, который не использовал бы лексические диалектизмы для речевой характеристики своих сельских героев или при описании особенностей их труда и быта. Из классиков XIX в. это И. Тургенев, Н. Некрасов, Л. Толстой, из писателей XX в. — И. Бунин, С. Есенин, М. Шолохов, Ф. Абрамов, В. Солоухин, В. Шукшин и многие другие, произведения которых, выброси из них народные слова и выражения, потеряли бы в значительной степени аромат национальной самобытности. Так, в стихотворении С. Есенина для зарисовки картины затухающего дня в средней полосе России использованы среди средств художественной изобразительности и диалектизмы:

Черная, потом пропахшая выть

Как мне тебя не ласкать, не любить!

Выйду на озеро в синюю гать,

К сердцу вечерняя льет благодать.

Серым веретьем стоят шалаши,

Глухо баюкают хлюпь камыши.

Красный ковер окровил таганы,

В хворосте белые веки луны.

Тихо, на корточках, в пятнах зари

Слушают сказ старика косари.

Где-то вдали, на кукане реки

Дремную песню поют рыбаки.

Словом светится лужная голь...

Грустная песня, ты — русская боль.

В "Словаре русских народных говоров" можно найти, что на Рязанщине веретье означает возвышенное сухое место на низменности: среди болот и сырых мест в лесу, на берегу реки и т.п.; выть —доля, участок земли, особенно при разделе полей и лугов; гать — часть водного пространства реки, примыкающая к мельнице; кукан — небольшой остров; лужный — луговой. Таган в Словаре Даля отмечен в значении "круглый или долгий железный обруч на ножках, под которым разводят огонь, ставя на него варево".

Лексические диалектизмы всегда служили источником пополнения словарного состава русского литературного языка, являясь как бы внутренними заимствованиями по сравнению с внешними заимствованиями из иностранных языков. К диалектным по происхождению принадлежат, например, слова: балка, верховье, вобла, вспашка, доха, земляника, клубника, листва, назойливый, обочина, паук, пахарь, рыбалка, тайга, ушанка и др.

Самым крупным диалектным словарем русского языка является "Словарь русских народных говоров", разработка которого началась по проекту члена- корреспондента АН СССР Ф. П. Филина в 1960-е гг.; с 1982 г. работа продолжается под руководством профессора Ф. П. Сороколетова. К настоящему времени издано 35 выпусков (буквы А — Ф). Как указано в "Инверсионном индексе к словарю русских народных говоров" 2000 г. (сост. Ф. П. Сороколетов и Р. В. Одеков; под ред. Ф. Гледни), в словарь вошло около 240 000 слов. Для сравнения отметим, что наиболее крупным словарем, содержащим диалектную лексику, до сих пор был "Толковый словарь живого великорусского языка" В. И. Даля, содержащий примерно 200 000 слов. Однако этот словарь не является чисто диалектным, ибо он включает и общенародную, литературную лексику.

Ещё публикации по теме: