Паронимы и паронимия

Паронимия — это сходство в произношении слов, принадлежащих к одной части речи, обычно содержащих общий корень, но не совпадающих по значению. Паронимы — слова, имеющие сходство в морфемном составе и звучании, одинаковую частеречевую принадлежность, но различающиеся по значению. Например: 1) официальный — правительственный или должностной и официозный — полуофициальный (орган печати), открыто не связанный с правительством, но на деле проводящий его точку зрения; 2) федеральный — общегосударственный и федеративный — представляющий федерацию; 3) лизинг — форма долгосрочной аренды имущества (машин, оборудования, транспортных средств и т.п.) на условиях постепенного погашения задолженности и листинг — комплекс мероприятий, позволяющих наладить эффективное обращение ценных бумаг.

Паронимы следует отличать от омонимов и синонимов.

В отличие от омонимов паронимы хотя и близки по произношению, однако полного совпадения здесь нет. Ср.: действенный — способный активно действовать, воздействовать на кого-, что-либо, результативный, эффективный и действительный — существующий или существовавший на самом деле, реальный (паронимы); колония — страна, лишенная самостоятельности, и колония — место отбывания наказания (омонимы).

В отличие от синонимов, имеющих тождественное или близкое значение, паронимы, даже будучи сходными по звучанию, резко или значительно отличаются по значению. К тому же явление паро- нимии встречается обычно либо среди собственно русских слов (болотистый — изобилующий болотами, топкий и болотный — относящийся к болоту), либо среди слов с заимствованными корнями (тоталитарный — характеризуемый полным господством государства и тотальный — всеобщий). В синонимический ряд могут одновременно входить слова по происхождению и исконно русские, и с иноязычными корнями: инициаторзачинательначинательпионерноваторзачинщикзастрельщикзапевалазаводилазаводчик—затейникзакоперщик. В этом ряду среди в основном русских слов присутствуют и заимствованные: инициатор, пионер, новатор.

Паронимия — явление скорее речевое, чем языковое, так как в словарях паронимы различаются четко, а смешиваются в живом употреблении. Кратко очертим историю двух существительных, пополнивших словарный состав русского языка в последней трети XX в. — гуманитаризация и гуманизация.

В перестроечные годы, когда остро встал вопрос о расширении и углублении изучения гуманитарных дисциплин в системе народного образования, центральный орган КПСС — газета "Правда" писала: "Среди мер, предлагаемых студентами: экономическая и организационная самостоятельность вуза, гуманизация высшего образования" (1989. 20 нояб.). Так гуманитаризация или гуманизация высшего образования? Первым из этих терминов в начале 1970-х гг. появилось существительное гуманитаризация. Оно было образовано от прилагательного гуманитарный в значении "относящийся к изучению культуры и истории народов в отличие от наук о природе" (Словарь Ожегова) и впервые зарегистрировано в "Словаре новых слов русского языка" под ред. Н. З. Котеловой (1995). Здесь гуманитаризация была определена как "внедрение во что-либо, усиление в чем-либо гуманитарного начала". Однако из иллюстративных примеров на употребление этого слова следовало, что речь идет о внедрении не абстрактного "гуманитарного начала", а гуманитарных дисциплин, и не во что-либо не менее абстрактное, а во вполне конкретную область — образование. Пример из "Комсомольской правды": Сейчас во многих странах происходит гуманитаризация образования —усиление роли гуманитарных дисциплин при обучении негуманитарным специальностям (1973). Сюда добавлено речение гуманитаризация образования. Определение гуманитаризации корреспондентом цитируемой статьи было дано просто и исчерпывающе: "усиление роли гуманитарных дисциплин при обучении негуманитарным специальностям". В этом значении и следует употреблять данное слово.

Термин гуманизация является более новым в русском языке. Впервые он зафиксирован в "Словаре перестройки" под ред.

В. И. Максимова (1992) со значением "усиление гуманистических начал в обществе, утверждение в нем человеческих ценностей" и подкреплен примерами также из "Правды": Сталинские репрессии, годы застоя так долго вытравляли из нас чувство сострадания, доброты, что невозможно в одночасье <...> вернуть их. Нужна долгая и упорная работа по перестройке душ, очень важная в общем процессе перестройки общества, гуманизация социализма (1989. 8 мар.). Помимо этой можно привести множество других цитат, где речь идет о более гуманном отношении к человеку. Поэтому возникла и широко обсуждалась идея о гуманном (демократическом) социализме.

Исходя из сказанного, вполне оправданно определение гуманизации, данное в "Толковом словаре русского языка конца XX в.": "Распространение в общественной, политической, международной и т.п. жизни взглядов, идей, проникнутых гуманизмом". Приведено много речений с этим существительным: Г. международных отношений, общественных институтов, политической жизни страны, межгосударственных связей; Г. обучения в высшей школе, следственных органов, армейской жизни, школьных предметов, уголовного законодательства, но среди этих речений нет "гуманизации высшего образования".

Поэтому следует различать и недавно появившиеся глаголы: гуманитаризировать — усилить (усиливать) роль гуманитарных дисциплин при обучении негуманитарным специальностям ("гуманитаризировать подготовку технических специалистов". Полит, образование. 1989) и гуманизировать — осуществлять (осуществить) гуманизацию ("гуманизировать общество". Сов. культура. 1989). Глаголы гуманитаризировать и гуманизировать появились в употреблении в конце 1980-х гг., а зарегистрирован первый из них в "Словаре перестройки", будучи подкрепленным цитатой с указанным речением (в других словарях пока не отмечен), второй — в "Толковом словаре русского языка конца XX в.", с примером из "Советской культуры". Таким образом, рассматриваемые глаголы, прежде чем попасть в словари и, следовательно, в языковую систему, некоторое время были принадлежностью только речи, находясь в паронимических связях.

Выделяют в основном две причины смешения паронимов:

■ Новизна слова для говорящих, прежде всего подобозвучащего по отношению к другому слову: 1) нередко не разграничивают определения авторитарный и авторитаристский. Последнее прилагательное, образованное от неологизма авторитарист — сторонник авторитаризма, вообще не зафиксировано в словарях, а поэтому может быть не до конца осознано и тем, кто его первым произнес, и тем, кто его впервые услышал; та же ошибка в приводимом ниже диалоге:

— В оппозиции он [Извеков] словно бы не был, — сказал он на низкой ноте. — У него, братец мой, позиция, а не оппозиция.

Своя позиция и есть оппозиция.

— Не скажи. Дисциплину он понимает (К. Федин).

■ Недостаточная осведомленность говорящих в той области, о которой они рассуждают, а то и элементарная малограмотность:

Анна Сергеевна плохо разбиралась в достижениях современной науки. Детство и отрочество не дали ей надлежащей подготовки к восприятию сложных научных основ. Поэтому она путала нейтроны с нейлоном и в простоте душевной была уверена, что цикламен и циклотрон — то же самое, что цитрамон (Н. Лобковский).

Анна Сергеевна смешивала элементарные частицы (нейтрон) с материалом (нейлон), растения (цикламен) с ускорителем протонов (циклотрон) и лекарством (цитрамон), государства (Австрию с Австралией, Нигер с Нигерией) и континенты (Арктику с Антарктикой и Антарктидой).

Ошибочному употреблению паронимов в речевой практике противостоит их сознательное использование в публицистике и художественной литературе. В газетных публикациях они часто выносятся в заголовок, чтобы заострить внимание читателей на недопустимость смешения каких-либо понятий, выражаемых подобозвучащими словами: Самоуправление или самоуправство? (Рос. газета. 1994. 9 июня), Где граница между самоуправством и самоуправлением (Рос. газета. 1997. 5 мая). С этой же целью паронимы употребляются в самом тексте публикации:

В недавнем думском выступлении министр... заявил, что он и его люди никогда не ставили перед собой задачу сделать каждого гражданина собственником. Хотели только дать каждому возможность стать собственником. Он, конечно, хотел сказать, что они предпринимателями не собирались делать всех. Но это не оговорка, а проговорка. Они действительно и не думали возвращать людям собственность (Лит. газета. 1994. 13 апр.).

В художественной литературе за использованием паронимов может крыться рассуждение о тонкостях в различии сопоставляемых понятий:

Надо различать красоту и красивость, — назидательно сказал он [художник]. — Красивость — это то, что представляется красотой для людей обычных, с неразвитым вкусом, а красота... — он многозначительно умолк.

— И все же?

— Как бы это яснее. — Несмотря на свой апломб, художник замялся. — Это... это отношение художника к жизни. Если оно светлое, с верой в счастье, с близостью к народу, к жизни, глубоко проникает в жизнь, то тогда получается красота (А. Ефремов).

За паронимами может крыться и шутка, ирония: Жаль, конечно, пропавшего Шарика. Но меня, пропащего, кто пожалеет (В. Барковский).

Таким образом, паронимы являются источниками не только речевых ошибок, но и средств художественной изобразительности.

Весьма полезен для широкого круга пользователей паронимический словарь:

Бельчиков Ю. А., Панюшев М. С. Словарь паронимов современного русского языка. М., 2001.