Синонимия синонимы

Синонимия — это "тождество или близость значений разных по звучанию языковых единиц одного языкового уровня (слов, словосочетаний, морфем, синтаксических конструкций)" (энциклопедия "Русский язык"). Синонимы — слова одной части речи, тождественные или близкие по смыслу. Например:

Это было не просто страх, ужас, боль, муки совести — это было гораздо хуже. Это было то состояние, которое рвет не только душу, но и тело. Сказать, что я похолодел, побледнел, помертвел, обгадился под себя — значит не сказать ничего (В. Борковский).

В этой цитате одинаковыми по значению являются только существительные страх и ужас. Семантически близкими между собой в этом контексте представляются также глаголы похолодел, побледнел, помертвел, отчасти обгадился.

Синонимы разделяют на полные и частичные

К первым относятся тождественные по смыслу слова, полностью взаимозаменяемые, например: баксы, грины, зеленые, зелененькие. Они все не только одинаково называют доллары США, но и одинаково являются жаргонизмами. Однако среди тождественных по значению синонимов могут быть и взаимно не заменяемые в одном и том же контексте, если они различаются стилистически. Например, указанные жаргонизмы нельзя употреблять в официальной и даже нейтральной речи вместо синонима доллары, хотя в сниженной речи этот синоним как стилистически нейтральный может употребляться вместо жаргонизмов.

Частичные синонимы, лишь близкие по значению, вообще не могут объясняться один через другой, а следовательно, и взаимно заменяться в одном контексте, где требуется точность выражения. Так, для называния документов, содержащих решения государственных органов, в Конституции РФ используются пять наименований: указ — название нормативного или индивидуального акта, обычно издаваемого главой государства (президентом); распоряжение — акт управления, издаваемый главой государства и органами исполнительной власти в рамках их компетенции, — является подзаконным актом; постановление — один из видов нормативных актов, принимаемых высшими органами государственной власти; федеральный закон — закон, принимаемый федеральным парламентом по вопросам, отнесенным Конституцией к исключитальной компетенции Федерации, а также к совместной компетенции Федерации и ее субъектов; Федеральный Конституционный закон — категория законов особой важности, принимаемых по вопросам, специально оговоренным в Конституции РФ. (Приведенные определения отражают позицию составителей энциклопедического словаря "Конституция Российской Федерации".) При этом указы издает только президент; постановления издает правительство; постановления, федеральные законы и федеральные конституционные законы принимает Государственная дума, а распоряжения может издавать и президент, и правительство. Таким образом, приведенные названия государственных документов, как правило, не заменяемы в одних и тех же контекстах не только по причине определенных их семантических расхождений, но и вследствие их различной сочетаемости с названиями органов исполнительной и законодательной власти.

Для понимания синонимов важны следующие обстоятельства: слова могут быть синонимичными только в одном своем значении или в части своих значений и не быть таковыми в другом или других значениях. Например, существительное аграрий означает "тот, кто занимается сельским хозяйством" и "представитель Аграрной партии". К тому и другому значению синонимом является слово аграрник. Однако существительное земледелец синонимично слову аграрий только в первом значении. Синонимами могут быть признаны слова, относящиеся к одной языковой системе, например к общенародному русскому языку или к какому-либо его диалекту (территориальному или социальному). Поэтому слова, относящиеся к разным языковым системам, даже внутри общенациональной системы, не являются синонимами. Интересны размышления по этому поводу одного из действующих лиц романа Е. Евтушенко "Ягодные места".

Услышав от сельской девушки, что она "взабыль" слышит биение его сердца, он спросил: "Взабыль это что?" — "Взабыль — это значит истинно, вправду" — сказала Ксюта, а Коломейцев подумал: "Как странно. Оказывается, существует перевод с русского на русский".

Действительно, наречия истинно, вправду были восприняты столичным жителем Коломейцевым как вполне естественные литературные синонимы, а диалектное "взабыль" — как чужеродное, не связанное с ними.

Синонимы подразделяют в зависимости не только от их семантической близости, но и от морфемного состава. Часть синонимов образована от разных корней, например: рэкетирвымогатель, убийцакиллер.

В назначенное время на месте встречи рэкетиров ждала группа захвата. Вымогатели при задержании сопротивления не оказали; Киллеры расстреляли из автоматов семь человек. Убийцы арестованы, но преступником стал и предприниматель, заказавший расправу (Рос. газета. 1994); Надо непременно приня́ть! Или при́нять?! Какая разница! Дербалызнуть, треснуть, заколдыритъ! Чтобы просто взбодриться (В. Борковский).

Вымогатель восходит к вымогать, рэкетир — к рэкет (англ. racketeer от racket — шантаж); убийца — к убить, киллер — к англ. killer — убийца (от kill — убить); дербалызнуть, треснуть, заколдырить являются разнокоренными глаголами.

Однако синонимы могут восходить к одной производящей основе или содержать один и тот же корень, например: злостьзлоба, любопытстволюбознательность.

Вот тебе и жалость к жене! Она тотчас сменилась жалостью к себе и самой банальной злостью, если не сказать злобой (В. Белов); Уверенный в том, что жизнь есть счастье, движимый любопытством и любознательностью, он испробовал немало профессий (В. Кожевников); Руководитель ведущей отрасли российской экономики изложил свои взгляды на то, как предстоит развиваться топливно-энергетическому комплексу (ТЭК) страны (Рос. газета. 1994).

Синонимы злость и злоба образованы от общего производящего прилагательного злой, синонимы любопытство и любознательность, хотя и образованы от разных производящих слов (соответственно любопытный и любознательный), но один из корней у них общий (люб). Словосочетание топливно-энергетический комплекс перешло в аббревиатуру ТЭК с тем же значением, в нее вошли начальные звуки соответствующих слов.

Приводившиеся до сих пор синонимы являются языковыми, т.е. присущими самой языковой системе русского языка, заимствуемыми из нее говорящими. В той или иной степени они находят отражение в толковых словарях, особенно синонимических.

Речевые синонимы в языке отсутствуют, а возникают и встречаются только в речевой практике его носителей. Они создаются спонтанно самими говорящими, например в случаях, когда параллельно общенародному слову говорящий придумывает и употребляет новое слово с тем же или близким значением: На что на что, а на недоразвитие болтологии сейчас нечего жаловаться,ворчанул Коломейцев.Пора науку такую заводитьразговороведение (Е. Евтушенко).

Контекстуальные синонимы, близкие к речевым, — слова, которые, взятые в отдельности, не являются синонимами, но, выстроенные в один ряд говорящим в определенном контексте, как бы сближаются по общему смыслу, поскольку становятся выразителями авторского замысла. Общеезначит ничье утверждается в одном газетном заголовке. Взятые вне данного контекста прилагательное общее и местоимение ничье, естественно, не являются синонимами. Они устали от двоевластия, многовластия, а точнеебезвластия (Рос. газета. 1994). Двоевластие и многовластие приравниваются к безвластию только в данном контексте.

В языке существуют особые обороты, вводящие в контекст слова, не находящиеся между собой в семантической близости, но представляемые как синонимы. Иногда можно услышать или прочитать "имя такого-то стало синонимом чего-либо". Например: Кому не известно имя академика Лихачева? Оно стало синонимом честности, благородства, патриотизма. Значит ли это, что в данном случае фамилия конкретного лица действительно стала синонимом таких слов, как честность, благородство, патриотизм! Конечно же, нет. Речь идет об образном выражении, об ассоциации, которые вызывала фамилия данного человека в общественном сознании в определенный период истории нашей страны.

Еще один оборот подобного рода: что уподоблять чему. Наконец-то ясно, где находится душа человека (заголовок); Подобные открытия случаются тогда, когда гласность уподобляют вседозволенности (Лит. газета. 1994). Конечно, гласность и вседозволенность не одно и то же, однако они сближаются по смыслу в данном контексте, где дается оценка понятий, как будто смешиваемых кем-то. Ср.: Вызывает недоумение, что для многих советских работников прессы понятие гласность равносильно вседозволенности, отсутствию всех и всяческих нравственных норм... (Правда. 1991). Оборот что равнозначно чему синонимичен обороту что уподоблять чему.

Синонимы различаются и по своим функциям (семантическим и стилистическим), которые они выполняют.

Семантическая функция имеет две разновидности: функция замещения и функция уточнения.

Функция замещения сводится к замене полного синонима равнозначным для избежания тавтологии, однообразного повторения одних и тех же слов. Стремление авторов к разнообразию речи можно наблюдать достаточно часто. Например:

Многозначность (или полисемия) — это способность слова иметь несколько значений... Осознать несимметричный характер соотношения знака и значений, образующих слово, очень важно. В этом — ключ к пониманию не только лексической многозначности, но и развития языка в целом. Характерной особенностью полисемии является типичность, повторяемость, регулярность отношений значений в структуре многозначных слов [Современный русский язык / Новиков, 1999. С. 205, 208].

Взаимно замещаться могут полные наименования и их сокращенные эквиваленты. Например:

К классу наречий условно причисляются так называемые предикативные наречия, или предикативы, — слова, оторвавшиеся от класса наречий, всегда занимающие позицию главного члена или одного из главных членов предложения. С наречиями их сближает словообразовательная структура (ядро предикативных наречий составляют слова, мотивированные качественными прилагательными) и наличие у подавляющего большинства слов форм сравнительной степени. В отличие от наречий предикативы не вступают в присловные связи в качестве зависимого компонента, что сближает их с краткими прилагательными [Краткая русская грамматика, 1989].

В юридических документах, в правительственных постановлениях даже используется специальный оборот, оговаривающий, что в данном документе вместо многословного названия чего-либо будет употребляться его условный однословный синоним. Например:

Образовать федеральное государственное учреждение "Российский центр международного сотрудничества" (далее именуется — Центр) при Правительстве Российской Федерации. Возложить на Центр функции осуществления гуманитарных, культурных, научно-технических и информационных связей Российской Федерации с зарубежными странами (Постановление Правительства РФ от 8 апреля 1994 г.).

Функция уточнения основывается на функции замещения. Однако в данной роли выступают не полные, а частичные синонимы. Функция уточнения заключается в конкретизации предметов и явлений действительности, их свойств и действий, называемых предыдущим (предыдущими) синонимом (синонимами). Уточняющий синоним вместе с ним (с ними) образует как бы цепочку, в которой первое место обязательно занимает синоним с более широким значением, а замыкает ее синоним с более узким, соответствующим именно данной ситуации значением.

Весьма образно по этому вопросу сказано так: "Процесс семантического уточнения изображаемого в языке, например в литературно-художественном произведении, напоминает создание картины в живописи, когда художник, накладывая мазки красок (в языке им соответствуют слова), постепенно проясняет и уточняет изображение в соответствии со своим творческим замыслом, делает его выразительным, многогранным, богатым разнообразными ассоциациями" [Современный русский язык / Новиков, 1999. С. 226].

Уточняться могут:

— сам предмет повествования:

Обязанность [возместить причиненные убытки] возлагается на работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну, вопреки трудовому договору, в том числе контракту (ГК РФ); Вот теперь это не совет, и не просьба, и не приказ. Мольба (В. Барковский);

— движения (состояния) субъекта:

На улице под действием светлых и нежных сумерек Володька немного остыл. Что же, в самом деле, получилось? Ведь он же честно не хотел идти к другой... Он предпочитал Ирочку. Предпочитал. Слово-то какое! Не просто почитал, а предпочитал, то есть как бы прямо молился на нее. А она — "гуд бай"! У ее Ростика уже несколько раз расклеивалось то, что именуется романом, любовью, женитьбой. Не ломалось, не взрывалось, а именно расклеивалось, тихо, гладко, без всяких катастроф (Я. Погодин);

— признаки, качества предмета:

— Итак, я свидетель или обвиняемый! — Вы подозреваемый. Только подозреваемый. Пока что <...> Мне "убийцы в белых халатах" вкатили чуть ли не десятирную дозу всяческой пакости — а я вот он. Это когда "печень по-русски" (иначе говоря по-нашенски, по-зарубежному: ливер а ля рус) сыграла большую роль в биографии Боярова А. Е. (В. Барковский).

Стилистическая функция синонимов хотя и взаимодействует с семантической, но отличается от нее принципиально. Она состоит в том, чтобы не уточнять значение нейтрального синонима, а подчеркнуть его стилистически нейтральный характер и оттенить стилистическую маркированность синонима, находящегося с ним в связке. При этом порядок следования синонимов обычно схож с тем, какой бывает и при выполнении ими семантической функции: в начальной позиции стоит стилистически нейтральный синоним, а затем следует стилистически маркированный.

Стилистическая функция также имеет две разновидности:

Первая — это эмоционально-оценочная характеристика того, что означает, называет стилистически нейтральный синоним. Стилевая и стилистическая маркированность соответствующих синонимов может быть весьма разнообразной, включать все сферы употребления, весь эмоционально-оценочный потенциал. Это могут быть, например:

  • — просторечные слова: Иван Егорович оглядел собеседника. Ирочка говорила чистую правду: глаза у него были непонятного цвета. Они не смотрели, а высматривали. Не глаза, а гляделки (Н. Погодин). В этом отрывке оказались две пары синонимов, очень наглядно противопоставляемых по своей функции: не смотрели, а высматривали, второй из которых уточняет значение первого, и не глаза, а гляделки, второй из которых содержит экспрессивную оценку предмета, называемого первым. А хорошо бы мне отхватить какой-нибудь приз. — Вот именноне выиграть, а отхватить (Дж. Стейнбек). Глагол отхватить, как и существительное гляделки, является просторечным;
  • — высокие слова: Товарищ Граф был величествен, он никогда не опускался до ординарных движений и действий, до обыденных слов. Он шествовал, он священнодействовал, он изрекал. Подняться до него Баксанов так и не смог, хотя уже много лет имя Баксанова хорошо известно в литературе (В. Кочетов). Конечно, прилагательное величественный, глаголы шествовать, священнодействовать, изрекать имеют стилистический оттенок "высокости", даже некоторой торжественности. Эту высокость оттеняет в тексте прилагательное ординарный, т.е. не величественный, обыденный, а в подтексте так и напрашиваются обыденные глаголы не ходилшествовал), не говорилизрекал). Все это создает соответствующую эмоционально-оценочную характеристику писателя Графа, противопоставляемого пролетарскому писателю Баксанову, которому автор, безусловно, симпатизирует больше.

Вторая разновидность стилистической функции синонимов — это речевая характеристика говорящих, зависящая от их социальной и профессиональной принадлежности, места проживания, образования, культурного уровня. Например:

1) Вот дядя Паша. Почему-то он всегда говорит гравель, а не гравий (В Белов); Теперь над гнездом вновь стояли аисты. — Вернулись, — не утерпев, крикнул Лёнька. — Возвернулись, родные мои, возвернулись! — проговорил дед Зотей растроганно (М. Бубеннов).

Просторечные слова гравель и возвернулись, конечно же, свидетельствуют о недостаточно высокой степени культуры, а возможно, об элементарной неграмотности употребляющих эти синонимы вместо существительного гравий и глагола вернуться;

2) Вы где живете — в Шелапутинках? — спросил незнакомец. — Нет, на Белой Заимке. — Ага, значит, хуторянка.Заимочна... — заупорствовала Ксюта, хотя и догадалась, что слово "хутор" и "заимка" близкие (Е. Евтушенко). Только человек, живущий в Сибири, может говорить не хутор, а заимка, не хуторянка, а заимочна;

3) Чаще навещали Петю девушки или, как они тогда назывались, барышни — знакомые институтки и гимназистки, из которых иные уже были курсистки, то есть вполне взрослые, самостоятельные девицы (В. Катаев). Девушек называть архаичным словом барышни можно, стилизуя речь дореволюционного поколения.

Синонимы объединяются в синонимические ряды — определенные группы, содержащие два слова и более. Началом ряда служит обычно стилистически нейтральное слово, значение которого наиболее полно и точно передает то общее, что присуще семантике остальных компонентов группы. Например: изменникпредательИудаИскариотренегатвероотступник — христопродавецизменщик. Общим значением у них является "человек, совершивший вероломный поступок" (нарушивший клятву, перешедший на сторону врага, изменивший прежним убеждениям и т.п.). Доминантой этого синонимического ряда, т.е. главенствующим синонимом, является изменник. Слово предатель обычно употребляется для резко отрицательной характеристики. Лексемы Иуда, Искариот используются для отрицательной характеристики лицемерного человека, совершающего предательство, прикрываясь маской дружеского расположения (от имени Иуды Искариота, предавшего Иисуса Христа за тридцать сребреников). Слово ренегат, имеющее книжную окраску, обычно употребляется по отношению к человеку, изменившему прежним убеждениям и перешедшему на сторону противников, оппонентов. Синонимы вероотступник, христопродавец, будучи устаревшими, называют человека, отрекшегося от своей веры, вероисповедания. Слово изменщик является не только архаичным, но и просторечным словом. Как видим, в синонимичный ряд могут входить слова не только с различными семантическими оттенками, но и разной стилевой и стилистической принадлежности. Более того, синонимы одного ряда могут различаться и сочетаемостью с другими словами. Например, об изменнике чаще говорят: изменник родине, изменник народному делу, о предателе чаще скажут: стать предателем, казнить предателя.

В художественной литературе все отмеченные функции синонимов проявляются особенно наглядно.

К наиболее известным словарям синонимов, изданным в последнее десятилетие, относятся:

Учебный словарь синонимов русского языка / В. И. Зимин, Л. П. Алекторова, О. М. Ким [и др.]. М., 1994.

Горбачевич К. С. Русский синонимический словарь. М., 1994.

Ещё публикации по теме: