Жаргонная лексика

Жаргон - социальная разновидность речи, используемая узким кругом носителей языка, объединенных общностью интересов, занятий, положением в обществе. В современном русском языке выделяют молодежный жаргон, или сленг (англ, slang - слова и выражения, употребляемые людьми определенных профессий или возрастных групп), жаргоны профессиональные, в местах лишения свободы используется и лагерный жаргон.

Наибольшее распространение в наше время получил молодежный жаргон, популярный у студентов, учащейся молодежи. Жаргонизмы, как правило, имеют эквиваленты в общенародном языке: общага - общежитие, стипуха - стипендия, шпоры - шпаргалки, хвост - академическая задолженность, петух - отлично (оценка), удочка - удовлетворительно и т.д. Появление многих жаргонизмов связано со стремлением молодежи ярче, эмоциональнее выразить свое отношение к предмету, явлению. Отсюда такие оценочные слова: потрясно, обалденный, железный, клевый, ржать, балдеть, кайф, ишачить, пахать, загорать и т. п. Все они распространены только в устной речи и нередко отсутствуют в словарях (с чем связаны разночтения в написании некоторых жаргонизмов).

Лагерный жаргон, которым пользовались люди, поставленные в особые условия жизни, отразил страшный быт в местах заключения: зек (заключенный), шпон или шмон (обыск), баланда (похлебка), вышка (расстрел), стукач (доносчик), стучать (доносить) и под. Этот слой русской лексики еще ждет своего изучения, хотя в настоящее время он архаизуется.

Речь определенных социально замкнутых групп (воров, бродяг и т. д.) называется арго (фр. argot - замкнутый, недеятельный). Это засекреченный, искусственный язык преступного мира (блатная музыка), известный лишь посвященным и бытующий также лишь в устной форме. Отдельные арготизмы получают распространение за пределами арго: блатной, мокрушник, перо (нож), малина (притон), расколоться, шухер, фраер и под., но при этом они практически переходят в разряд просторечной лексики и в словарях даются с соответствующими стилистическими пометами: "просторечное", "грубопросторечное".

Недостаточная изученность жаргонизмов и арготизмов, а также их подвижность в языке - миграции из одной лексической группы в другую - отражается и в непоследовательности их толкования составителями словарей. Так, в "Словаре русского языка" С. И. Ожегова слово засыпаться в значении 'потерпеть неудачу'- "разговорное", а в значении - 'попасться, оказаться уличенным в чем-нибудь' - "просторечное". В "Толковом словаре русского языка" под редакцией Д. Н. Ушакова оно имеет пометы "просторечное", "из воровского арго". Кроме того, С. И. Ожегов к большинству жаргонизмов дает пометы, не указывающие на их генетические корни: зубрить - 'заучивать бессмысленно', "разговорное"; предки - 'родители', "просторечное", "шутливое"; салага- 'молодой, неопытный матрос', "просторечное", "шутливое".

Жаргонизмы и еще в большей степени арготизмы выделяются вульгарной окраской. Однако их лексическая ущербность объясняется не только стилистической сниженностью, но и размытым, неточным значением. Смысловая структура большинства жаргонных слов варьируется в зависимости от контекста. Например, глагол кемарить может означать 'отдыхать', 'дремать', 'спать'; прилагательное железный имеет значения 'надежный', 'ценный', 'прекрасный', 'верный' и под. Поэтому употребление жаргонизмов делает речь не только грубой, непристойной, но и небрежной, нечеткой.

Возникновение и распространение жаргонизмов и арготизмов справедливо оценивается как отрицательное явление в развитии национального языка. Поэтому языковая политика заключается в отказе от их использования. Однако писатели и публицисты вправе обращаться и к этим словарным пластам в поисках реалистических красок при описании соответствующих сторон нашей действительности. При этом жаргонизмы, арготизмы должны вводиться в художественную речь только цитатно, как и диалектизмы.